Прокурор Анапы Максим Злобин о мусорном коллапсе, коррупции, незаконном строительстве и немного о себе

Редакция: Максим Игоревич, для начала коротко об итогах работы Анапской межрайонной прокуратуры в 2016 году?

 

М.И. Злобин: Уходящий год запомнится рядом серьезных проблем в сфере жилищно-коммунального хозяйства, которые почувствовали на себе все жители Анапы, некачественно оказанными услугами управляющих компаний, что и стало основной причиной обращений в прокуратуру. Что касается общего состояния преступности и законности, то здесь я хочу отметить положительную динамику. В Анапе наблюдается снижение числа совершённых преступлений, хотя и небольшое, в первую очередь по тяжким и особо тяжким, несмотря на огромный приток отдыхающих на курорт минувшим летом. Сработала и полиция, и казачество, благодаря работе которых удалось снизить уровень уличной преступности, и в Анапе стало действительно безопасней и спокойней. В остальных вопросах касающихся ежедневных проблем местных жителей – доступное образование, доступность школ, предоставление мест в детских садах, качество предоставляемых услуг ЖКХ – здесь ничего радостного я сказать не могу.

 

Редакция: Вернёмся к «мусорному коллапсу» лета - 2016. Кто-то понёс ответственность?

 

М.И. Злобин: Понимаете, эта проблема возникла не за один год и, к сожалению, муниципалитет оказался к ней не готов, хотя должен был. Я, как прокурор, не могу обращаться в суд с исками вопреки интересам анапчан. Но транспортный прокурор, который отвечает за безопасность полётов воздушного транспорта и связан напрямую с деятельностью аэропорта, куда летом ежедневно прибывают десятки тысяч людей, обратился с иском в суд о запрете деятельности работы мусорного полигона. И для администрации муниципального образования это не могло быть сюрпризом, ведь транспортный прокурор и раньше требовал принятия мер и устанавливал сроки их реализации. Администрация не могла поверить, что суд принял решение о закрытии полигона. А суд из двух зол выбрал меньшее – закрыть свалку, чтобы гнездящиеся там птицы не создавали помехи полётам воздушных судов и безопасности пассажиров. Согласитесь, никто не возьмёт на себя риск подвергать опасности жизни людей.

 

Редакция: То есть управляющие компании в этой проблеме не виноваты?

 

М.И. Злобин: Управляющие компании обслуживают дома, подъезды, территории, а вопросами централизованного вывоза мусора занимаются администрация и управление ЖКХ. Они и должны администрировать этот процесс. Управляющие компании бывают большие и маленькие, а оператора полигона отходов выбирает администрация муниципального образования на конкурсной основе для осуществления данной деятельности. Естественно, те должны предложить конкурентноспособные тарифы, а администрация принять меры для того, чтобы создать с одной стороны условия для бизнеса, приносящего прибыль, а с другой стороны – предоставлять и землю для полигона, расположенную в удалении от аэропорта.

 

Редакция: Судя по Вашим словам, не следует исключать проблемы вывоза мусора и летом 2017?

 

М.И. Злобин: Наша задача совместно с администрацией работать, чтобы она не возникла. Мы – прокуратура и имеем полномочия по координации деятельности различных структур, в том числе администрации. Поэтому, если данный вопрос в компетенции местной администрации, то ответственность, соответственно, возлагается на неё же. Она формирует и утверждает бюджет, определяет, куда вывозить твёрдые бытовые, пищевые и другие отходы.

 

Редакция: Ещё одна актуальная для Анапы тема – незаконная застройка курорта. Вроде бы и есть различные указы, постановления, решения судов и прокуратуры, но стройки как были, так и продолжаются. Эту проблему решить в принципе невозможно и прокурорских мер воздействия здесь не хватает?

 

М.И. Злобин: Позволю себе не согласиться с Вами. Давайте разделим вопрос на несколько категорий. Есть категория самостроя под видом жилого дома. Мы понимаем, что разрешение на строительство выдают соответствующие службы администрации муниципального образования, и существует управление муниципального контроля, прямая обязанность которого – контроль строительства. И любая незаконная стройка идёт вроде бы незаметно с прямым нарушением закона или про неё знают и просто закрывают глаза. Всё это в компетенции муниципального контроля, потому что у него другого функционала нет. Задача их специалистов – выявлять и пресекать, обращаться в суд. Прокуратура не является карательным органом. Задача прокурора – именно защита прав граждан. А в данном случае могут быть нарушены права неопределенного количества лиц.

Например, в Супсехе строился многоквартирный дом, а муниципальный контроль этого не заметил, но есть же факты. И мы обращаемся в суд, ведь всем понятно, что это жилой дом, уже и фасады вырисовываются и балконы. Тут важно понять, что прокурор не тот человек, который бегает по всей Анапе и выявляет незаконную торговлю, застройку, таксистов без разрешений. У нас 12 оперативных сотрудников, я и 2 моих заместителя. Это на все направления, включая обеспечение безопасности работы детских лагерей в летний период. Мы не являемся репрессивным органом. Граждане не должны видеть прокуратуру инициатором нарушения своих прав. Так вот, застройщик в том же Супсехе построил дом на 48 квартир и там 48 дольщиков. Суд узаконивает самострой, и прокуратура уже имеет дело не с застройщиком, который прячется за спины людей, а с конкретными людьми. Естественно, мы изменили исковые требования на снос, на приведение данного объекта к стандартам, строительным нормам и правилам для дальнейшего безопасного проживания в доме людей. Моя задача – обеспечить права граждан, а не требовать сноса, так как я отвечаю за права граждан. Я понимаю, что проморгал муниципальный контроль, возможно, не просто так. Коррупционные моменты есть в деятельности любых проверяющих. Если человек облечён по долгу своей работы какими-то полномочиями, значит, есть коррупционный фактор. Когда строящийся объект не связан с многоквартирными домами, мы, конечно, вмешиваемся. Если фиксируем бездействие муниципального контроля, обращаемся в суд, который принимает решение о сносе объекта.

Что касается мелких объектов, то контроль их строительства и размещения на территории Анапы однозначно в полномочиях муниципалитета. Наша задача была разработать правовой механизм совместных действий с администрацией города. Мы его разработали, и где-то он сработал, а где-то нет. В прошлом году внесены изменения в Гражданский кодекс о порядке сноса самовольных строений в случаях, когда захвачена чужая земля, затронуты интересы определенного круга, если строение представляет опасность и других. Москва откликнулась на изменения чередой активных действий, несмотря на решения судов, несмотря на какие-то ограничения, и столица России четко показала, как должно быть, как и положено столице. Вопрос, что мешает Анапе? Каждый должен знать границы: «Если я возвожу незаконное строительство, я не смогу решить вопрос сдачи объекта в суде, я не смогу задним числом получить разрешение на строительство и не смогу продать квартиру, дом, гостиницу, киоск». Ещё раз подчеркну: незаконное строительство многоквартирных домов в Анапе надо пресекать на начальных сроках. Так, на бульваре Евскина нам удалось совместно с администрацией муниципального образования подать иски к застройщику, и администрация обжаловала отказы нашего суда на свои действия. Дело дошло до Верховного суда и все-таки определились, что строительство объекта и продажа ещё несуществующих квартир не уполномоченным на то лицом является преступлением. Есть решение суда о сносе данного объекта. Гражданка – продавец квартир – на сегодня скрывается от правоохранительных органов. Официально она стала мошенницей, а до этого была успешным предпринимателем.

В 2016 мы выявили факт двойных продаж в Анапе на объекте по ул. Парковой, 79, который строился при поддержке «Крайинвестбанка». Многоквартирный дом активно рекламировался, и квартиры в нём быстро продавались. При проверке прокуратура выявила несоответствие количества проданных квартир и оприходованных денежных средств. Кроме того, ряд квартир был продан дважды. Таких фактов выявлено 24, и нами незамедлительно были приняты меры по возбуждению уголовного дела. Стройка остановилась, а люди, купившие жильё, остались с правами на квартиру. Сейчас нужно установить, куда ушли деньги дольщиков. В судебном порядке мы обратились с иском о взыскании денежных средств граждан и запретили привлекать денежные средства этой организацией.

Кто пострадал? В основном, это приезжие из других регионов, но у нас нет градации на местных и приезжих. Люди, которые вкладывали деньги, такие же инвесторы, как и все остальные.

 

Редакция: Приобретение недвижимости в Анапе – это по-прежнему игра в рулетку?

 

М.И. Злобин: Не могу так сказать. Я вообще не играю. Конечно, приобретение недвижимости по 214 Федеральному закону внешне не имело никаких признаков мошенничества, и подозреваемые в случае с домом по ул. Парковой не смогли бы привлекать денежные средства. Присутствовал солидный банк, все необходимые экспертизы и документы, страховка. Но… И страховая компания, в которой они застраховали ответственность, также обанкротилась, и люди, купившие квартиры, оказались в очень неприятной ситуации.

 

Редакция: Так как отличить добросовестного застройщика от мошенника?

 

М.И. Злобин: Я не могу давать советы, но, как человек, наверное, по делам конкретного застройщика, по его репутации, по отношению к людям. В Анапе есть честные застройщики, которые строят, сдают и, даже если испытывают трудности, не бросают дома и доводят объекты до сдачи в эксплуатацию.

 

Редакция: Жители Анапы часто обвиняют прокуратуру и лично Вас в бездействии. Что Вы можете сказать им в ответ?

 

М.И. Злобин: Это нормально. Мы должны слышать любое мнение и не должны считать, что это не наши полномочия. Если даже обращение не относится лично к моей компетенции или к работе Анапской межрайонной прокуратуры, я сделаю все возможное, чтобы конкретный уполномоченный орган исполнял свою работу.

Наша и моя работа абсолютно прозрачны, и могу по каждой ситуации или вопросу разъяснить свою позицию. Как Вы знаете, в любом споре есть две стороны. И одна сторона всегда недовольна. Если ваши права защитили, и ваш обидчик был наказан, то он будет говорить, что мы ничего не делаем и на этом акцентировать внимание. Конечно, бывает и вполне обоснованная критика. Я сам часто смотрю уголовные и надзорные дела, читаю ответы своих заместителей, и если нахожу несоответствие, им достается. Гражданину неинтересно, что его жалобу переслали, например, в Роспотребнадзор или судебным приставам, мы знаем, как там дела благополучно тихо «умирают». И поверьте, у нас всё строго, а спокойной нашу жизнь назвать нельзя.

Я просматриваю все средства массовой информации и читаю все, что относится к деятельности прокуратуры. И часто, это высказывания личного характера, не относящиеся к нашей деятельности. Конечно, и в них я стараюсь найти что-то, что дает возможность организовать проверку, вести оперативную работу. Кстати, некоторые граждане целенаправленно сегодня используют интернет-порталы, скидывая туда нужную им информацию, в том числе, и в комментариях к новостям, репортажам, блогам. Процесса не бывает без организации. Обязательно есть застрельщики, обязательно есть люди, которые сидят, пишут и подогревают массы. Судите сами, как только поднимается волна критики по какой-то проблеме, у меня возникает вопрос: а почему по этому поводу нет ни одного заявления, почему вы, пишущие и критикующие, не берете и не боретесь сами, а только пишите анонимно в блогах?

 

Редакция: Как идёт расследование дел, связанных с коррупцией чиновников?

 

М.И. Злобин: У нас есть список дел, возбужденных против работников администрации. Мы не называем их имена до решения суда, потому что презумпция невиновности касается всех, в том числе юристов, которые находятся под следствием. По одному из глав сельских поселений прокуратура заняла очень жесткую позицию, и суд ее поддержал, назначив наказание чиновнику в виде 5 с половиной лет лишения свободы. А вот краевой суд счел, что наказание слишком суровое и назначил ниже нижнего предела, утвердив условный срок за преступление, связанное с исполнением своих служебных обязанностей, где чиновник получил миллион рублей за свои заведомо незаконные действия. Он действовал, как мошенник, предоставляя гражданам в собственность чужие земельные участки, и знал, что собственники и не знают об этом. С одной стороны, он совершил преступление и должен быть наказан, а с другой – наказания практически не последовало.

 

Редакция: Что Вы можете пояснить по делу Николая Нестеренко?

 

М.И. Злобин: По данному делу у меня нет ни какой информации. Возбуждал уголовное дело не орган следствия Анапы, поэтому у нас нет уголовного дела ни в отношении бывшего заместителя главы МО г-к Анапа Яровой, ни в отношении Нестеренко, ни в отношении бывшего директора ФДОЦ «Смена». Они не расследовалось следственным комитетом Анапы, и я узнаю о них так же, как и Вы: из сообщений СМИ.

 

Редакция: В каких случаях граждане могут обратиться в прокуратуру, минуя другие правоохранительные органы?

 

М.И. Злобин: Во всех случаях, когда они этого хотят. Если человек считает, что он прав, если у кого-то есть претензии, вопросы – обращайтесь. Порой приходят даже просто поговорить, и наша задача – выслушать и помочь, хотя понять и принять позицию другого человека зачастую непросто. Вот, например, обратилась пенсионерка с жалобой на завышенные по её мнению тарифы ЖКХ. Наши сотрудники проверили и выявили факт завышения тарифов, причём не только у данной пенсионерки. В прокуратуру часто обращаются и так называемые льготники, имеющие приоритетное право на получение жилья. Эту категорию граждан защитить некому. У них нет ни денег, ни юридических знаний, поэтому для них, как и для многих других, прокуратура является в определённом смысле бесплатной юридической скорой помощью.

 

Редакция: Максим Игоревич, Вы уже полюбили Анапу?

 

М.И. Злобин: Я не могу полюбить Анапу, потому что не вижу её как курорт. Для того чтобы полюбить город, нужно чувствовать себя в нем легко, свободно и радостно, а это не дают мне мои служебные обязанности. Если у кого-то тот перекрёсток, парк, сквер, пляж, улица связаны с первым свиданием, с играми в детстве, то у меня с погибшим на пляже на надувном батуте мальчишкой. Если для кого-то карусель в парке – замечательный отдых, для меня это всегда головная боль. Список можно продолжить, но зачем? Я сам выбрал свою профессию, мне нравится. И если смог сегодня помочь кому-то отстоять его законные права, пресечь действия мошенников, прикрыть незаконное строительство, не допустить незаконного преследования – значит, я не зря живу в Анапе.

http://www.anapa.info/interview/663405/